Борьба удавов.

Громкие антикоррупционные разоблачения последних недель с участием спецслужб отражают изменившийся расклад сил в высших эшелонах власти, когда новые лица в руководстве силовых ведомств пытаются нащупать границы дозволенного им экспериментальным путем. Обстоятельства ареста кировского губернатора Никиты Белых, трех высокопоставленных сотрудников Следственного комитета и недавнего обыска в кабинете и квартире старого знакомого Владимира Путина, руководителя ФТС Андрея Бельянинова существенно отличаются, но их объединяет одна важная деталь. В отличие от прошлогодних дел губернаторов Александра Хорошавина и Вячеслава Гайзера, обвиняемых в получении крупных взяток, судьба фигурантов новых коррупционных дел не выглядит предрешенной – как это было бы в случае полноценной антикоррупционной кампании, инициированной Кремлем.

Белых сохранил пост губернатора, хотя уже месяц находится под стражей, один из фигурантов «дела следователей» подает в суд на журналистов, сообщивших об изъятии у него крупной суммы денег. Бельянинов, несмотря на зрелищную фотосессию с буквально коробками денег, хранившихся у него дома, судя по реакции официальных представителей ФТС, не считает себя побежденным и в деле о контрабанде элитного алкоголя остается свидетелем.

Обыск в доме руководителя ФТС Бельянинова

Спецслужбы расследуют дело о контрабанде алкоголя

Переход противоборства крупных фигур в публичное пространство – результат неудавшихся закулисных договоренностей о разделе сфер влияния после масштабной кадровой ротации в отечественных спецслужбах, случившейся этой весной. Охота разрешена не только на «кроликов» – бизнесменов, но и на смежников – «удавов».

Неприкосновенность не гарантирована даже для фигур, лично и давно знакомых с главой государства. Медийно заметные действия проводятся не по указанию центра, а по инициативе начальников, пытающихся угадать настроения политического руководства.

Кремль сохранил ключевое право определять силу удара и масштаб последствий в зависимости от результатов оперативной разработки и оценки рисков скандалов вокруг известных фигур, отмечает политолог Алексей Макаркин. В этой ситуации спецслужбы действуют экспериментальным путем, нащупывая границы допустимого передела активов. Объект охоты сохраняет возможности для контратаки. Как показывает дело бывшего начальника ГУЭБиПКа МВД Дениса Сугробова, находящегося сейчас под следствием, охотник может превратиться в жертву.

Антикоррупционные разоблачения, даже не будучи частью кампании, решают сразу несколько задач: демонстрируют борьбу с избранными мздоимцами и дискредитируют бюрократов, чей достаток показали широкой публике, не любящей «богатых». Это лишает их политического будущего и усиливает зависимость от первых лиц. Последние истории показывают, что «самоочищение» для системы в ее нынешнем состоянии невозможно. Однако взаимное сдерживание силовиков и удаление управленчески наименее адекватных «старых друзей» во времена вынужденной экономии – уже некоторый результат, говорит политолог Екатерина Шульман.